28 ноября
Челябинская область, Сосновский район
Вы здесь: Главная / Новости / Коронавирус / Жизнь на самоизоляции: рассказывают жители Сосновского района и не только
Жизнь на самоизоляции: рассказывают жители Сосновского района и не только

Жизнь на самоизоляции: рассказывают жители Сосновского района и не только

Коронавирус изменил нашу жизнь, какая она теперь? Жители Сосновского района Челябинской области и читатели СН из другого региона поделились своими историями.

Пришлось снять с маршрута автобусы

 Семья Глазуновых решила самоизолироваться еще до того, как об этом попросил глава государства.

– О том, что происходить в Китае, Италии и других странах узнали за неделю до всеобщей самоизоляции. – рассказывает Дарья Глазунова. – И то анализируя полученную информацию, я решила, что мы уже переболели вирусом еще в январе. Тогда очень много людей в нашем окружении болело, и были знакомые и друзья с заболеванием «пневмония». Но наткнувшись на одну из ужасающих статей в социальных сетях, я поняла, что нужно детально разобраться в ситуации. Мы с мужем Никитой весь день смотрели статистику, новости, интервью и видео. Опрашивали знакомых, которые недавно вернулись из-за границы. Ни у кого из них не брали анализы, никого не контролировали. После этого ночью я практически не спала, а на утро Никита сообщил, что теперь из дома выходит только он. У нашего сына Добрыни слабый иммунитет, да и я часто болею. Муж сразу начал выстраивать свою работу так, чтобы ему не приходилось контактировать с людьми. Хотя это нелегко, так как он занимается пассажирскими перевозками. Через два дня всех попросили самоизолироваться, и мы приняли решение уехать из Челябинска в деревню к родственникам.

Главе семьи пришлось снял с маршрута все автобусы, тем самым лишиться единственного заработка.

– В обращении президент говорил об отсрочках платежей по кредитам и ипотеке. Но нам везде отказывают в отсрочке, хотя кредитная история безупречная. А платежей ни много ни мало – 60 000 рублей. На днях позвонила в службу занятости. По телевизору говорят о поддержке в размере 15 000 рублей. Но мне пояснили, что выплата само занятым только 1720 рублей. Выплата в 5 000 рублей на детей 2017, 2018, 2019 годов рождения не положена. Только тем, у кого ребенок в этом году рожден или тем, у кого уже двое детей. И мы снова остались без поддержки.  

Но ни смотря на это, мы рады быть все вместе. Не были в отпуске пять лет. В деревне очень хорошо. Свое мясо и молоко. Можно гулять во дворе в свое удовольствие. Главное, что все живы и здоровы, а после разберемся с платежами. Решили, что пока все не закончится будем в деревне. Бережённого бог бережет. В Челябинске и Рощино много людей, не осознающих всей ситуации и подвергающих себя и других опасности. У нас нет страха и паники, но мало ли, вдруг все ещё серьёзные, чем нам преподносят. Да и работы все равно нет, нет смысла в городе находиться.

Не представляю, как бы мы дальше в квартире находились. Добрыне хотелось гулять. А ребенку в 1,5 года не объяснить, что нельзя выходить на улицу. Так он верещал под дверью с шапкой на голове. Уставал меньше, укладывать спать тяжелее. В деревне легче, конечно. Тут воздух чистый, у него дневной сон по 3-4 часа. За это время и баню затопишь, и обед приготовишь, и уборку сделаешь. В городе сын максимум 1,5 часа спал. Страшно представить, как бы мы сидели в городе.

На юге так же, как и во всей России

В январе этого года семья Шмаковых из Долгодеревенского переехала в город Геленджик.

Как рассказала Вероника Шмакова, в первое время в Краснодарском крае, как и везде по России, начали скупать гречку и туалетную бумагу. В магазинах были пустые полки. А знакомый кассир в супермаркете рассказывала, что в дни повышенного спроса магазин делал двойную выручку. Сейчас дефицита нет, все продукты в наличии.

На время карантина набережная в Геленджике опустела

С 31 марта в Краснодарском крае объявлен карантин. Он подразумевает полный запрет на передвижение по городу. Выйти из квартиры можно в случае экстренной медицинской помощи, поездки на работу и обратно, похода в ближайший магазин, аптеку или банк.

– Сначала карантин ввели до 5 апреля, – рассказывает девушка. – Сейчас продлили до 12 апреля. Все передвижения по пропускам. В понедельник, 6 апреля, мужу выдали пропуск и на следующий день он смог выйти на работу.

Евгений и Артемий Шмаковы

Евгений занимается установкой камер видеонаблюдения. Фирма, в которой он работает, обслуживает весь город – все уличные камеры на набережной, в школах, больницах, полиции, администрации. Его вызвали в дежурную бригаду для устранения неполадок.

Я нахожусь дома вместе с двумя детьми. За это время мы научились играть в шашки. Также занимаемся рисованием. Артемий начал подготовку к школе – учимся читать. С младшим сыном Славой учим буквы. Раньше на это не хватало времени. Много занятий нашли в интернете. Но на улицу выйти очень хочется.

Во время карантина Шмаковы провели домашнюю фотосессию

И как нам дальше жить?

Наша читательница одна воспитывает ребенка, сейчас не работает. Очень переживает за свою мать. Попросила анонимно поделиться ее историей.

Моей маме 59 лет. Как и многие в этом возрасте, работала, хоть и была на пенсии. Работала в магазине, мыла полы. Магазин закрылся с 28 числа сначала до 5 апреля, теперь работать не будет до 30 апреля. Им выплатили аванс 3 тысячи рублей и распустили.

Выплат больше не будет за этот период, так как мама работала неофициально. Но и те, кто там работал официально, тоже особо не получат. Только зарплату за отработанный месяц март числа 20 апреля. Компенсировать апрель никто не будет, магазин и так несет убытки, продаж нет, прибыли, соответственно, тоже.

Пенсия 12 тысяч, получила еще 3 тысячи рублей, итого 15 тысяч. Из них тысяч 5 потрачено было на приобретение лекарств. Того же парацетамола, так как болят суставы, мази для устранения боли, антисептические средства, хлоргексидин, омез.

Закупила она продуктов по-минимуму. Самое необходимое: сахар, мука, картошка, дрожжи, соль, молоко, мясо, примерно на 6 тысяч, и остается 3 тысячи наличными, да и те, заканчиваются. Оплату за ЖКХ она не вносила за март, так как не с чего! И не будет. На работу ее сейчас нигде не примут, так как пенсионер, да и в зоне риска, хронические заболевания есть.

Вот и получается, что она осталась без нормального существования на время этой пандемии. Еще и с накоплением долгов.

«Я уже не могу все это слушать!»

Сопротивлялась говорить о вирусе до последнего.

Согласитесь, мы сами, направляя свое внимание на негатив, притягиваем к себе плохую энергетику.

Тем самым увеличиваем панику вокруг себя, пугая своих близких и родных. Мой совет, мои дорогие, меньше уделяйте время изучению СМИ по телевизору и в интернете, это только введет вас в состояние сильнейшего стресса.

Примите данность как время для себя, проведите его с пользой.

Лилия Нафигина

Сейчас прекрасный повод побыть с семьей, устроить семейный вечер, выезд к бабушкам в деревню.

Лично мы задолго до начала карантина уехали к родителям совмещать полезное с обстоятельствами.

В жизни приходилось сталкиваться со многими кризисами, и пережив этот, мы станем лучше, крепче и сильнее.

Я смотрю с позитивом на ситуацию. Не теряя время зря, активно ежедневно продолжаю тренировки на латексе (искусственная кожа), обрабатываю накопившиеся работы, пишу контент-план на будущее.

Как-никак вирус скоро нас покинет, а каждая представительница прекрасного пола желает выглядеть красивой и ухоженной. Поэтому независимо от происходящего, в стране многие мастера не останутся без работы.

Ведь каждая черная полоса, сменяется БЕЛОЙ.

Лилия Нафигина, мастер перманентного макияжа

Горе не выбирает

У жителя Сосновского района в дни обязательной самоизоляции умер старенький родственник. Это и так-то горе и хлопоты. Теперь еще и неопределенность. Вот что он рассказывает:

– Вчера сказала нам милиция (конечно, имели в виду полицию), мол, ситуацию в стране вы знаете, значит, ориентируйтесь. Не надо скопления огромного людей. У нас никто не едет из других городов, даже из Челябинска, потому что карантин. Местные, кто придет, тот придет.

– Обед-то на сколько человек заказываете?

– Не знаем пока. Вон актрисе Макаровой в Москве заказали на 30 человек, что уж о нас говорить. Сегодня съездим в наше кафе, спросим, как сейчас люди заказывают.

– Прощание дома делаете?

– Нет, подъедет машина к подъезду. Вы не пишите только, что провожаем, никого не приглашайте, нельзя сейчас.

За аренду надо платить

Анастасия (имя изменено) работает визажистом с 2016 года. Полгода назад девушка открыла свою студию в Челябинске.

– Я снимаю помещение, работаю там сама, а также сдаю места еще другим мастерам. Так как сейчас введен режим самоизоляции, а не карантина или ЧС, то арендаторы не идут навстречу. То есть мы сидим дома, а за аренду платить надо! Работы нет, платить нечем. Я к тому же еще в декретном отпуске. Выплаты по ребенку уже закончились. Поэтому сейчас даже и не знаю, что делать. Съезжать с места? Закрывать студию и ждать, когда все решится? Выпускной и свадебный сезон под большим вопросом, а у визажиста это самый главный «хлеб».

Также переживаю за девочек в студии. Если арендатор не пойдет мне навстречу, то деньги за аренду места придется выкладывать из своего кармана. А потом я буду вынуждена увеличить оплату аренды для своих партнеров. Мне кажется, сейчас каждый мастер находится в тяжелой ситуации. А еще у каждого дети, кредиты.

Автор: Подготовила Анна Ворончихина, Анна Махнина, Надежда Магафурова Фото: фото из личного архива Вероники Шмаковой и Лилии Нафигиной
Материалы проектов
Сетевое издание "Сосновская нива" (16+) зарегистрировано в Роскомнадзоре 20.11.2019 г. Номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 – 77133. Учредитель: Автономная некоммерческая организация "Редакция газеты "Сосновская нива" Главный редактор: Махнина Анна Александровна +7(351)4452368 sosnovskayaniva@yandex.ru © АНО Редакция газеты Сосновская Нива 2015 - 2020 Создание и поддержка сайта vadalm@mail.ru

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

loader

Отправляя форму, Вы соглашаетесь с условиями политики конфиденциальности