18 августа
Челябинская область, Сосновский район
Вы здесь: Главная / Новости / Общество / Игры Победителей: история семьи, пережившей рак
Игры Победителей: история семьи, пережившей рак

Игры Победителей: история семьи, пережившей рак

Семьи, пережившие рак, приехали в мае в Сосновский район Челябинской области на Игры Победителей.

Мальчишки и девчонки, которые победили болезнь, а также их братья, сестры и родители шумно и весело отметили свою победу. В оздоровительный комплекс «Лесная застава» приехали более 250 детей. В том числе шестеро – из Сосновского района.  

Если перечислять развлечения, которые были подготовлены для ребят, – это будет длиннющий список подарков, ростовых кукол, обаятельных ведущих, занимательных мастер-классов и, конечно, спонсоров. Как фейерверк отгремело яркое открытие. Там не только веселились и танцевали. Пригласили всех, кто помогал героям праздника выздороветь, в первую очередь – медицинских работников. И тепло поблагодарили их.

– Мы вас очень любим. Мечтайте, и пусть всё сбудется. А мы будем помогать вам, любить и поддерживать, – обратилась к детям сенатор Ирина Гехт.

Евгения Майорова и Ирина Гехт

Региональный этап Всероссийских Игр Победителей организовало благотворительное движение помощи онкобольным детям «Искорка Фонд». Это реабилитационное мероприятие, проводится на средства жертвователей. Участие для детей – полностью бесплатное на всех этапах: тренировки, региональные соревнования, поездка на финал.

Мы попросили руководителя «Искорки» Евгению Майорову рассказать о движении и о том, почему часто в интервью она называет «Искорку» семьей.

– Откуда зародилась «Искорка»… Это родители, семьи объединились, чтобы помочь своим детям, понимая, что в одиночку им не справиться. Оргкомитет Игр Победителей – это семьи детей. Это не только мама (а папа ворчит). Когда я говорю папе: «Спасибо, что позволяешь жене так работать», он отвечает: «Для «Искорки» – я сделаю все, что нужно. Мы такое пережили!», – рассказывает Евгения Майорова. – Представьте, мы вместе с родителями встречаемся в горе, когда объявили диагноз. Это страшное время. И мы находимся рядом. Это могут выдержать только очень близкие люди. Ведь часто бывает, семья остается в изоляции. Не потому, что все вокруг плохие. Люди не знают, как поддержать, боятся и не выдерживают этого горя. Мы выдерживаем, мы с ними. И, конечно, когда они потом приезжают и мы видим их взрослых, здоровых, счастливых, уже там другие детки рождаются... Это как встреча родственников. На Играх есть родные братья и сестры тех детей, которые сейчас лечатся. Они лечатся, им очень трудно, а мы их поддерживаем. У нас семейный тип, когда мы не говорим – вот это мы делаем, а это не делаем. Ведь в семье же как? Какая нужна поддержка, такая и будет.

– Как родители вас находят?

– Мы сами к ним приходим, работаем в отделении. Или врачи-онкологи к нам направляют. Вообще у нас есть специалисты – социальные тьюторы – которые начинают работу с семьей с первых же дней, когда они поступили в онкоцентр. Самые страшные, самые тяжелые дни, когда нужно адаптироваться к новой реальности.

Пока мы беседовали с Евгенией, дети разбежались по площадкам. В бассейне соревновались в плавании. В спортзале выстроилась большая очередь желающих пострелять по мишеням. Там мы встретили земляков – семью из деревни Альмеева.

Расима Габитова – мама троих парней. Очень ответственный человек, староста деревни.  Несколько лет назад её семье пришлось пережить большое потрясение. У одного из мальчишек диагностировали  опухоль   бедренной кости (Х-Гистиоцитоз бедренной кости).

Салават, Азат и Расима Габитовы

– Сын стал говорить: «Ой, мам, у меня ноги болят», – рассказывает Расима Гайнетдиновна.

Бывает же, жалуются так дети, всё списываешь на быстрый рост. Мать радуется, думает, сын растет. Со старшим тоже так было, через две недели прошло. А у Салавата не проходит. Жалобы стали серьезнее.

– Мы поехали в Кременкуль, в поликлинику. Оттуда направили в Долгодеревенское к хирургу. Хирург поставил просто ревматизм, предположили, что от нагрузок – бегает же постоянно, – продолжает мама. – Выкупили лекарства: мази, таблетки. Пока принимаем, намажем – успокаивается, если обезболивающими не пользуемся, всё снова начинает болеть. Чем дальше, тем больше. В августе он уже хромать начал. Мы снова пошли к хирургу. И он говорит – давайте-ка езжайте в областную больницу. Мы заказали туда талон, надо было ждать очереди месяца два, область-то большая. И эти два месяца были самые адские. Он мучился, болел, не учился – не мог учиться из-за боли. В ноябре поехали в областную. Потеряли очень много драгоценного времени. Но успели.

Ортопед, к которому направили мальчишку, сразу огорошил мать. «Так вам не ко мне. Вам к онкологу». Расима отказывалась верить: «Не может быть такого, чтобы моего сына – к онкологу! Такой здоровый мальчишка!».

– Пошли, рентген сняли, часа три-четыре его не было. Я места себе не находила от беспокойства. Сын вернулся с рентгенологом, и меня попросили зайти, а ребенка подождать в коридоре. Я думаю, что-то плохое, наверное. Зашла. Врач говорит, у него в кости опухоль, – вспоминает женщина.  

Мама вывела сына из больницы и не понимала, куда идти и что делать. Надо ехать домой, в Альмеева. Сели в маршрутку, и тут нахлынуло всё, началась истерика. А сын сидел рядом рядом, всё понял: «Мам, всё нормально будет, я выздоровею, всё нормально будет!». Салавату тогда было 8 лет.

– Пришли домой. Дома, конечно, все в шоке – муж, бабушка. И с того дня началось, мы поехали в областную и легли в хирургическое отделение, а потом уже в онкологическое. Лечились с декабря 2013 года по август 2014. Он был в гипсе, не ходил более полугода. Часть костной ткани убрали, одна надкостница держала ногу. От пояса до пяток был в гипсе, лежал, не вставал. Потом  на костылях ходить начал, вставать потихонечку, мы ему помогали.  Было очень страшно, мы очень боялись. Главное было одно – чтобы он выздоровел. Я всё бросила, младшему сыну было три года, я его оставила с мужем. Муж работает, старший сын учится – 9 класс как раз, экзамен сдавать надо было.

Салават сейчас учится в школе, в Кременкуле переходит в 9 класс. Говорит, что эти испытания вспоминает иногда. А мать помнит все подробности.

– Однажды, мы в больнице лежали, муж позвонил утром, говорит: «Ты знаешь, у нас беда». Я уже не знаю, чего ждать. Оказывается, младший сын Азат в ноздрю батарейку-«таблетку» занес. Ему было тогда 2,5-3 года. А Салават лежит после операции, ходить нельзя, за ним ухаживать надо. Услышал и просит: «Мама, езжай к нему, спаси хотя бы его, пожалуйста!». Я говорю: «Я и тебя спасу». И поехала к младшему. Представьте, из областной больницы в Альмеева, из Альмеева в Долгодеревенское и обратно в областную к Салавату. Очень тяжелый был тот год. Но мы справились. Желаем всем детям крепкого здоровья, счастливого детства.

Автор: Анна Махнина Фото: Анна Махнина
Изображения:
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Материалы проектов
© АНО Сосновская Нива 2015 - 2019 Создание и поддержка сайта weblancer74.ru Старая версия сайта

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

loader

Отправляя форму, Вы соглашаетесь с условиями политики конфиденциальности