19 ноября
Челябинская область, Сосновский район
Вы здесь: Главная / Новости / Сельское хозяйство / Почему претендентов на сельскую прибавку к пенсии будет мало
Почему претендентов на сельскую прибавку к пенсии будет мало

Почему претендентов на сельскую прибавку к пенсии будет мало

Условия о тридцатилетнем сельском стаже для прибавки к пенсии надо сделать более гибкими, считают ветераны ферм Сосновского района Челябинской области.

Трудились, забывая о себе

Воодушевление и благодарность. Этими двумя  словами можно обозначить весеннее настроение бывших рабочих сосновских хозяйств. Их труд оценен, они отмечены государством.  Как известно, 30-летний трудовой стаж с 2019 года гарантирует ветеранам сельского хозяйства  получение пенсии в увеличенном объеме.

Мы беседуем с  бывшим бригадиром животноводства Шигаевской фермы учебного хозяйства Любовью Николаевной Фомичевой. Всю молодость и зрелые годы, 47 трудовых лет она отдала ферме. Когда семья без устали начала твердить ей о давным-давно заслуженном отдыхе, Любовь Николаевна сменила работу, но осталась верна хозяйству  – еще 6 лет работала диспетчером.

Новый закон Любовь Фомичева считает поддержкой всех, кто кормит Россию. Рада, что и она к этому была причастна. Когда в семидесятые годы произносили «Шигаевская ферма», – это означало рекорды и лучшую организацию труда.

– У нас у единственных в районе прижилась двухсменка, – вспоминает Любовь Николаевна. – Около 100 человек трудилось в животноводстве. Что скрывать, даже при доении коров аппаратами в молокопровод женщины выматывались. Многие увольнялись. Доярки вставали в три, в полчетвертого уже были на ферме. Потом смена менялась, у организма сбивался биоритм. Много работников все равно вынуждены были работать от рассвета до заката. Это  слесари, специалисты, телятницы, бригадиры. Дежурство организовывали даже ночью. Про нас, бригадиров, скажу  – ни выходных у нас не было, ни отпуска.

Любовь Фомичева не вспоминает о вечных резиновых сапогах, об огромной (до 60 голов) численности групп. Лично мне довелось в юности лишь чуть-чуть поработать дояркой, а и то иной раз снится «коррида». Это когда коров выгоняют на активную прогулку по морозцу (отпустить-то их легко), а потом они возбужденным стадом возвращаются. Надо каждую быстро привязать и не попасть при этом ногой под копыта.

А сколько раз не было электричества, мотор доильной установки замирал. И в этой тишине, чтобы спасти сегодняшний удой и молокоотдачу в дальнейшем, женщины все группы несколько часов продаивали ВРУЧНУЮ.

И много трачу на лекарства

Так получилось, что в северном микрорайоне Долгой бывшие животноводы теперь живут по соседству, видятся каждый день, все знают друг о друге. Бывалые россиянки не испугались прогнозов, что «после Нового года все подорожает». Уже март, а продукты почти в тех же ценовых рамках. Но вот лекарства!.. Каждый поход в аптеку – это удар по кошельку.  (Почему российский Агропром помог стране обходиться почти без импорта, а на рынке лекарств это стало невозможным делом?)

Это где-нибудь в Швейцарии, говорят, старость подступает в 75 лет, а у нас уже после 65 мало кто обходится без лекарств. И самое уязвимое в организме работницы фермы – это суставы. Даже при механизации кормораздачи и доения нагрузка на стопы, колени, руки просто чрезмерная.

По-стариковски начав с самочувствия, женщины не устают говорить о новых пенсиях. Это для сельчанок новость номер один. И вот выясняется, что далеко не все ветераны из местного сообщества доярок, бригадиров и телятниц оказались «с выслугой». Наоборот, единицы получили заветную прибавку. Это известная когда-то всей округе женщина-агроном, безотказный кузнец, бригадиры…

Две прославленные доярки, зоотехник и телятница, спасшая целебными отварами сотни телят, уже знали о новом законе, но не дожили. А другие, слава Богу, живы, но вот незадача – одной три месяца не хватило, а другой и вовсе нелепость – пяти дней!

Многие фамилии остались у меня в блокноте, но зачем людей расстраивать, выставлять их на обозрение в обидной ситуации. Далеко не каждый по состоянию здоровья может оттрубить эти 30 лет на ферме. В качестве примера Любовь Николаевна Фомичева  говорит об орденоносном мастере машинного доения, матери, активной общественнице. Ни за что не ушла бы женщина с фермы, если бы не стало подводить здоровье. Нагрузки оказались ей не под силу.

Председатель совета ветеранов «Зари» (бывшего учхоза) Заслуженный зоотехник Валентина Петровна Планкова философски относится к тому, что  и ей три месяца не хватило до срока, обозначенного в новом законе. Она рассказала мне не о себе, а о знакомом коллеге-специалисте. Женщине пришлось долго ходить по инстанциям, потому что в трудовой книжке у нее значилось «начальник комплекса». То есть отделу кадров в давние времена все было ясно, комплекс животноводческий. А пенсионный фонд требовал точности – может, комплекс строительный?..

Бывший учхоз – коренная сельскохозяйственная территория района. И часть моих собеседников предлагает южноуральским депутатам выступить с законодательной инициативой. Предложить внести в новый закон поправки, смягчающие оговоренные жесткие условия – «не менее 30 лет в сельском хозяйстве по предусмотренному списку профессий и проживание в сельской местности в период получения пенсии».

Заглянем в завтра

Посмотрела и я этот список профессий. Велика наша страна!.. Вот первая мысль, что пришла в голову. Профессий в списке сотни – от виноградарей до оленеводов. Представляете нагрузку на бюджет, если количество получающих «сельские» станет еще больше? Может, лучше оставить все как есть – суров закон, но он закон?

Но здравый смысл подсказывает, что количество претендентов на сельскую прибавку однозначно уменьшится. Уже никак не станет больше. Количество хозяйств и скота уменьшилось. Людские поколения сменились. Гореть на работе – для кого это теперь остается привлекательным? Сельхозпредприятия стали частными. Сегодня фермер нанимает доярок и трактористов – завтра он захотел заняться другим бизнесом. Кто выработает эти 30 лет?

С другой стороны, рабочие профессии «в сапогах» остаются основой продовольственной безопасности России. Пока они есть, ни одна страна не сможет нас шантажировать заморскими окорочками, гречкой или растительным маслом.

Девять лет назад, когда приняли Доктрину продовольственной безопасности, я писала о том, откуда простые продукты попадают на наш стол. Так вот, гораздо менее 80 процентов страна производила сама! А это по мировым стандартам считается опасным. То же растительное масло завозили с Украины, молоко – из Белоруссии, прочие продукты – со всего света. Еще тогда подумалось: вдруг прекратят поставки, что же, карточки на постное масло вводить?

А люди из «предусмотренного списка профессий» (там и специалисты, руководители) со временем заменили  как простые, так и деликатесные продукты российскими поставками. И в наших общих интересах, чтобы гарантированные законом стимулы для молодого поколения рабочих оставались незыблемыми, но вполне достижимыми. Например, реальный, а не 30-летний срок для «сельской» прибавки к пенсии.

Автор: Ирина Русакова Фото: фото из архива редакции
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Материалы проектов
© АНО Сосновская Нива 2015 - 2019 Создание и поддержка сайта weblancer74.ru Старая версия сайта

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

loader

Отправляя форму, Вы соглашаетесь с условиями политики конфиденциальности