04 апреля
Челябинская область, Сосновский район
Вы здесь: Главная / Новости / Здоровье / Районная больница: взгляд изнутри
Районная больница: взгляд изнутри

Районная больница: взгляд изнутри

Что случилось с аппаратурой для флюорографии? Дадут ли пациентам бесплатные бахилы? Где появятся новые фельдшерско-акушерские пункты? На эти и другие вопросы читателей «СН» отвечает главный врач больницы Сосновского района Челябинской области Владимир Самохвалов.

«Бережливая поликлиника»

– Больница участвует в федеральном проекте «Бережливая поликлиника». Проект подразумевает разделение потоков людей, качественную медпомощь, комфортное ожидание, сокращение очередей. Какие шаги сделаны в этом направлении?

– У нас уже работает колл-центр, куда можно звонить с 8.00 до 16.00, там дежурят три специалиста. В регистратуре таких очередей нет, какие были. Открыли доврачебный прием – пациентов, которые «только за справкой»,  принимает фельдшер. В детской поликлинике фельдшер принимает по 40-50 человек в день. Ещё есть фельдшер, который ездит на машине и обслуживает вызовы. Появился инфекционист, которого никогда не было. Подали документы на лицензирование аллергологии. Получим лицензию, и будет аллергологический прием.

С 8.00 до 16.00 три специалиста колл-центра Надежда Хананова, Анастасия Замбровская и Ольга Ларина принимают заявки, помогают пациентам найти специалистов, уточнить расписание, напомнить время приёма.

 В больнице произошла смена локации гинекологов, терапевтов. Куда, например, теперь идти женщине, чтобы попасть к гинекологу?

– Мы скоро сделаем навигацию по территории больницы, чтобы, как в аэропорту, получил талон – и понял, куда надо идти.

Гинеколог сейчас проводит прием на первом этаже стационара, там, где раньше было гинекологическое отделение. Оно, в свою очередь, переехало на второй этаж, где был роддом. К слову, очень рад, что получилось закрыть роддом. Ни одной жалобы с тех пор не поступило. Мы расширили поликлинику, открыли женскую консультацию. Перенесли туда диагностику, УЗИ, ЭКГ.

В левом крыле поликлиники сейчас принимают терапевты. Со временем сменится и их локация – в рамках «Бережливой поликлиники» в больнице стараются прийти к оптимальному расположению кабинетов. В поисках решений очень помог Аргаяшский техникум. Несколько волонтеров (10 человек) ходили за пациентами с секундомерами, чтобы можно было потом оптимизировать лишние передвижения.

Когда заработает ФОГ?

– Что случилось с флюорографом?

– В прошлом году сломался основной флюорограф, мы его починили. Не проработал и двух месяцев – сломалась ключевая деталь, электронная лучевая трубка, которая стоит полмиллиона рублей. Мы вышли на аукцион. До 15 июля срок исполнения поставки и ремонта.

– Был же ещё в машине флюорограф?

– Этому оборудованию 10 лет, цифровой блок, который обрабатывает всю информацию, вышел из строя. Мы его отправили на завод, там такие уже не производят. То есть машину уже вряд ли получится отремонтировать. В настоящее время пациентам вместо флюорографии делаем рентген, либо они проходят ФОГ самостоятельно в других медицинских учреждениях.

Бахилы остаются актуальными

– Расскажите о судьбе бесплатных бахил в больнице. На кабинетах и отделениях остались таблички «без бахил не входить». Но приобрести их можно только за деньги. Многие пациенты ходят без бахил. Кроме того, мы всё больше задумываемся об экологичности. Всё больше людей старается уйти от использования одноразовой посуды, полиэтиленовых пакетов, и, в том числе, бахил. Например, в детской областной больнице висит объявление, которое гласит, что не надо использовать бахилы, в здании работает клининговая компания, и вообще лучше надевать вторую обувь. Как с этим обстоят дела в районной больнице Долгодеревенского?

– Есть кабинеты, в которые вход без бахил запрещен. Это хирургия, стоматология, гинекология, лаборатория. По поводу того, что не всегда можем обеспечить бесплатно – а мы по-прежнему работаем над тем, чтобы пациенты могли воспользоваться бахилами бесплатно. Учреждение сменило юридическую форму, теперь все наши хозяйственные процессы полностью под Министерством финансов. Это совершенно другие правила игры, другие сроки. Процесс закупок у нас пострадал больше всего.

– И закупки медикаментов пострадали?

– Всё основное у нас есть – антибиотики, наркозы. Есть позиции, по которым возникает дефицит. Например, единственные два завода, которые поставляли вакцину против бешенства, её не отгружают. По всей стране эта проблема. Мы тут выкручиваемся, достаем, кто где сможет.

– То есть, если человека укусила собака, в больнице ему сказали, что вакцины нет – препарат не купить самостоятельно?

– Вакцину нигде не купить. У нас есть небольшой запас, но ситуация очень напряженная.

Миллион за доктора

– С 2012 года работает программа «Земский доктор». В рамках программы в Сосновский район приходили работать врачи, у многих пятилетний срок уже истек. Многие ушли после обязательной «отработки»?

– Большинство уходит. Но приходят другие, в прошлом году появилось 12 новых специалистов. Не согласен с позицией, когда недовольны, что «земские доктора» уходят. Не рабов же купили за миллион. Человек пришел, пять лет отработал, спасибо ему за это. Получал невеликую зарплату. Хотя зарплаты в медицине сейчас в разы лучше, чем были раньше. Но это не те деньги, за которыми люди стоят в очереди. Дефицит кадров очень большой. Дефицит среднего персонала в разы выше. Я реализовал 12 квот на врачей в том году, а на фельдшера – только две. Одного молодого фельдшера на «скорую» приняли, другого в Садовый. Сосновский район на хороших позициях по обеспеченности врачами 65% (укомплектованность врачами по области всего 34%). И пятый с конца – по обеспеченности средним медперсоналом.

– Почему считается, что врачу лучше работать в городе?

– В больших больницах работать чуть проще, интереснее. Например, нашего лор-врача из Полетаево пригласили заведовать отделением в Челябинске. Что тут противопоставишь? Невролога одного также пригласили на заведование, второй сменил работу на более спокойную. Ушел заведующий хирургическим отделением – золотые руки, отличный характер. Он жил работой. Но его пригласили в областную больницу. И он с заведования ушел в областную просто хирургом. Там большой спектр операций, диагностики, это учреждение третьего уровня, больше возможности для профессионального развития. Очень хорошо, что ему на смену пришел не менее ценный специалист.

Как приближают помощь

– Жители Малиновки интересуются судьбой своего ФАПа. Его открыли в декабре прошлого года – модульный, новенький, красивый. Пока пункт по большей части закрыт.

– Мы ищем фельдшера, и мы его найдём. Пока туда приезжает врач из Кременкульской амбулатории и раз в неделю-две выезжает бригада врачей. Я смотрю на ситуацию исключительно под таким углом: в деревне ничего не было, 17 километров до Кременкульской амбулатории, 50 километров до районной поликлиники. Сейчас появился красивый ФАП, новый, чистый, удобный, оборудованный. Раз в неделю приезжает врач, работает комиссия – мы приближаем медпомощь.

Владимир Сергеевич рассказывает о работе, невидимой для пациентов. Запустилась программа по созданию ФАПов, выделили деньги, построили здание. Подключили к электричеству через МРСК Урала. Пришла пора получать  санитарно-эпидемиологическое заключение. Оказалось, что ФАП из сэндвич-панелей требует дополнительных замеров концентрации фенола и других химических соединений. Тот, кто хоть раз оформлял документы, знает, что за одним свидетельством стоят десятки собранных бумаг, сделанных заявок и исследований.

Пройдя все необходимые проверки, малиновский ФАП около месяца назад получил лицензию. На это место ещё в прошлом году выделена квота. То есть в Малиновку можно принять специалиста по программе «Земский фельдшер», он получит от государства «подъемные» в полмиллиона рублей.

– При некоторых фельдшерско­-акушерских пунктах есть жилые помещения. В Малиновке ФАП без жилья?

– Без жилья. Придя сюда работать, я рассуждал так: «вот было бы жилье, было бы хорошо». Общаясь с людьми, понял, что нормальный человек не хочет жить на работе. Специалист, который едет работать на село, рассчитывает на дом с участком.

Руководитель Челябинской области Алексей Текслер в обращении к депутатам ЗСО пообещал до конца года ввести 24 ФАПа. По региональной программе в Сосновском районе будет возведен фельдшерско­акушерский пункт в Архангельском. «Сосновская нива» побывала в старом здании ФАПа несколько лет назад, когда там разрушались внутренние перегородки. Это здание после ремонта планируют отдать под сельскую администрацию. А для помощи пациентам построить новое. По этой же программе откроются ФАПы с жильём в Ключевке и Витаминном.

Помимо областной программы Сосновский район участвует в федеральной, которая находится в ведении Минздрава. Уже отыграны аукционы на модульные фельдшерско­акушерские пункты в деревнях Ключи, Полетаево­2 и станции Смолино.

– У нас речь идет о том, что одна из форм оказания помощи – это передвижной ФАП. То есть специально оборудованный автобус. Он будет приезжать в деревни, где вообще нет медицинских работников, – продолжает Владимир Сергеевич.

– Есть новости и по ремонту ФАПов, – отмечает главный врач. – Например, в Туктубаево сделали очень большой ремонт: и снаружи, и внутри, поставили окна, отремонтировали крышу. Но пока нельзя сказать, что ремонт благополучно окончен. На объекте работали несколько подрядчиков. И тот подрядчик, который делал крышу, очень сильно нас подвел. С ним сейчас ведем судебные тяжбы.

Владимир Сергеевич обращается ещё к одной актуальной теме. Это медпомощь новым посёлкам, где проживают уже десятки тысяч людей. В частности, речь идёт о посёлке Западном:

– Когда людям продавали квартиры, им обещали жизнь за городом, но «как будто в городе». Но на деле у них нет привычной медицины второго уровня в шаговой доступности, как в городе. А люди хотят жить на селе и при этом иметь все плюсы жизни в городе. Очень много жалоб. Зачастую одна жалоба написана под копирку и рассылается везде. На воззвания жителей Западного обратила внимание омбудсмен Маргарита Павлова. Собрали всех ответственных и приехали в посёлок. Из жителей на встречу никто не пришел. А жалобы идут и идут. При этом в «Белом хуторе» принят и работает педиатр, завершен аукцион на автомобиль. Надеемся, что всё­таки будет полегче.

Кто пойдет учиться?

– К нам неоднократно обращалась жительница Большого Баландино с вопросом, когда у них будет приближена медпомощь. Какие перспективы у деревни?

– Поставить ФАП в поселке, где нет сотрудника, – это сложная ситуация. ФАП в Малиновке можно считать исключением. Во всех остальных территориях, где запланированы ФАПы, кадры уже есть.

– Что ж, жителям самим искать фельдшера?

– Мы часто с помощью населения и находим. Все друг друга знают, информация  распространяется. Можно ведь и своих специалистов воспитать. Почему ваши дети не учатся на фельдшеров, на врачей? Почему вы их на юристов учиться отдаете?

– Как родителям определить, что их ребенку стоит стать врачом?

– Он не должен быть интровертом. Должен быть умным и очень хотеть помогать людям. Этот хлеб никогда не был лёгким. Конечно, когда в семье направляют ребенка, поддерживают в стремлении получить именно медицинское образование, это тоже играет роль.

– Умный в данном случае – это пять по химии?

– Нет, просто умный. Пять по химии процентов на 70 зависит от преподавателя. У меня по химии было четыре с минусом. А когда я пришел готовиться к поступлению в ВУЗ к другому преподавателю – в химию влюбился. И по химии потом было «пять», и по физике.

– Раньше были квоты на обучение от района…

– Сейчас нет такого. К сожалению, те выпускники, которые отучились по квоте, не хотят идти работать на село.

– Но вообще есть шансы выучиться на медработника на «бюджете»?

– Да.

Болезнь – проверка на гуманность

– Вы говорили, что пациенты стационара часто благодарят хирургов, а негатива больше получает терапия. Почему?

– В терапии более тяжело, больше смертей. Дома никто умирать не хочет, родственники отправляют в больницу, естественно, весь негатив – здесь. По­другому быть не может. Хотя в мире есть перемены в этом плане. Наоборот, люди хотят уйти в мир иной дома, при своих родных. Хосписы закрываются везде.

У нас ведь в обществе считается, что рождение ребенка – это естественно. А смерть – это противоестественно, в этом обязательно кто­то виноват. В законодательстве есть такое понятие как врачебная ошибка. Сейчас Следственный Комитет начал трактовать это понятие по­новому. Ошибка имеет место быть, и она не должна уходить в уголовное поле, потому что, например, на один и тот же антибиотик организмы реагируют по­разному. И врач не ответственен за это.

У нас есть судебные процессы, мы их выигрываем. Много сил на это уходит, много времени у врачей отнимает. За год моей работы было три суда, сейчас осталось два, один выиграли. Приходится обращаться за помощью к юристам. Приходится отвлекать врачей, которые юристам, судьям объясняют все тонкости. Но я стараюсь и с точки зрения пациента оценивать ситуацию.

Когда я, будучи студентом, пришел на лекцию по онкологии, занятие началось с того, что преподаватель сказал: «Каждый доживет до своего рака». То есть в процессе старения человека у него появляются атипичные клетки. И когда человек преклонного возраста с большим букетом заболеваний уходит в стенах больницы, и к врачам потом масса претензий и судебное разбирательство – это неправильно.

Владимир Сергеевич с грустью отмечает, что люди по­разному относятся не только к врачам, но и к своим же родным. Например, пожилая женщина перенесла инсульт. Врачи сделали что смогли. Понятно, что молодость и здоровье ей не вернет уже никто. Надо забрать женщину домой, ухаживать за ней, любить её. Но не забирают. Оставляют в больнице. Есть ситуации, когда не хотят ухаживать за престарелыми родителями. И призывать к совести бесполезно.

И после таких примеров главного врача даже радует, когда появляются люди, готовые всю больницу поднять на уши ради своего заболевшего родственника. Это отвлекает от работы, но это значит, что люди беспокоятся о близких.

– Что бы вы пожелали своим коллегам в День медицинского работника, который отмечался 16 июня?

– Наша служба действительно тяжелая. Коллегам желаю здоровья, удовольствия от труда. Очень люблю свою профессию. Это самая благодарная профессия – ты видишь результат, ты приносишь добро людям.  Всякое может быть в жизни, семья может не сложиться, но, когда ты своим трудом приносишь пользу, ты не можешь не радоваться. Быть созидателем для человека – самое главное. Желаю, чтобы у всех это было.

С 8.00 до 16.00 три специалиста колл-центра Надежда Хананова, Анастасия Замбровская и Ольга Ларина принимают заявки, помогают пациентам найти специалистов, уточнить расписание, напомнить время приёма.

– В больнице произошла смена локации гинекологов, терапевтов. Куда, например, теперь идти женщине, чтобы попасть к гинекологу?

– Мы скоро сделаем навигацию по территории больницы, чтобы, как в аэропорту, получил талон – и понял, куда надо идти. Гинеколог сейчас проводит прием на первом этаже стационара, там, где раньше было гинекологическое отделение. Оно, в свою очередь переехало на второй этаж, где был роддом. К слову, очень рад, что получилось закрыть роддом. Ни одной жалобы с тех пор не поступило. Мы расширили поликлинику, открыли женскую консультацию. Перенесли туда диагностику, УЗИ, ЭКГ.

В левом крыле поликлиники сейчас принимают терапевты. Со временем сменится и их локация – в рамках «Бережливой поликлиники» в больнице стараются прийти к оптимальному расположению кабинетов. В поисках решений очень помог Аргаяшский техникум. Несколько волонтеров ходили за пациентами с секундомерами, чтобы можно было потом оптимизировать лишние передвижения.

Когда заработает ФОГ

– Что случилось с флюорографом?

– В прошлом году сломался основной флюорограф, мы его починили. Не проработал и двух месяцев – сломалась ключевая деталь, электронная лучевая трубка, которая стоит полмиллиона рублей. Мы вышли на аукцион. До 15 июля срок исполнения поставки и ремонта.

– Был же ещё в машине флюорограф.

– Этому оборудованию 10 лет, цифровой блок, который обрабатывает всю информацию, вышел из строя. Мы его отправили на завод, там такие уже не производят. То есть машину уже вряд ли получится отремонтировать. В настоящее время пациентам вместо флюорографии делаем рентген, либо они проходят ФОГ самостоятельно, кто где найдет.

Бахилы остаются актуальными

– Расскажите о судьбе бесплатных бахил в больнице. На кабинетах и отделениях остались таблички «без бахил не входить». Но приобрести их можно только за деньги. Многие пациенты ходят без бахил. Кроме того, мы всё больше задумываемся об экологичности. Всё больше людей старается уйти от использования одноразовой посуды, полиэтиленовых пакетов, и, в том числе, бахил. Например, в детской областной больнице висит объявление, которое гласит, что не надо использовать бахилы, в здании работает клининговая компания, и вообще лучше надевать вторую обувь. Как с этим обстоят дела в районной больнице Долгодеревенского?

– Есть кабинеты, в которые вход без бахил запрещен. Это хирургия, стоматология, гинекология, лаборатория. По поводу того, что не всегда можем обеспечить бесплатно – а мы по-прежнему работаем над тем, чтобы пациенты могли воспользоваться бахилами бесплатно. Учреждение сменило юридическую форму, теперь все наши хозяйственные процессы полностью под Министерством финансов. Это совершенно другие правила игры, другие сроки. Процесс закупок у нас пострадал больше всего.

– И закупки медикаментов пострадали?

– Всё основное у нас есть – антибиотики, наркозы. Есть позиции, по которым возникает дефицит. Например, единственные два завода, которые поставляли вакцину против бешенства, её не отгружают. По всей стране эта проблема. Мы тут выкручиваемся, достаем, кто где сможет.

– То есть, если человека укусила собака, в больнице ему сказали, что вакцины нет – препарат не купить самостоятельно?

– Вакцину нигде не купить. У нас есть небольшой запас, но ситуация очень напряженная.

Как приближают помощь

– Жители Малиновки интересуются судьбой своего ФАПа. Его открыли в декабре прошлого года – модульный, новенький, красивый. Пока пункт по большей части закрыт.

– Мы ищем фельдшера, и мы его найдём. Пока туда приезжает врач из Кременкульской амбулатории и раз в неделю-две выезжает бригада врачей. Я смотрю на ситуацию исключительно под таким углом: в деревне ничего не было, 17 километров до Кременкульской амбулатории, 50 километров до районной поликлиники. Сейчас появился красивый ФАП, новый, чистый, удобный, оборудованный. Раз в неделю приезжает врач, работает комиссия – мы приближаем медпомощь.

Руководитель Челябинской области Алексей Текслер в обращении к депутатам ЗСО пообещал до конца года ввести 24 ФАПа. По региональной программе в Сосновском районе будет возведен фельдшерско-акушерский пункт в Архангельском. «Сосновская нива» побывала в старом здании ФАПа несколько лет назад, когда там разрушались внутренние перегородки, а стена в туалете грозилась упасть. Это здание после ремонта планируют отдать под сельскую администрацию. А для помощи пациентам построить новое. По этой же программе откроются ФАПы с жильём в Ключевке и Витаминном.

Помимо областной программы Сосновский район участвует в федеральной, которая находится в ведении Минздрава. Уже отыграны аукционы на модульные фельдшерско-акушерские пункты в деревнях Ключи, Полетаево 2 и станции Смолино.

Владимир Сергеевич обращается ещё к одной актуальной теме. Это медпомощь новым посёлкам, где проживают уже десятки тысяч людей. В частности, речь идёт о посёлке Западном:

– Когда людям продавали квартиры, им обещали жизнь за городом, но «как будто в городе». Но на деле у них нет привычной медицины второго уровня в шаговой доступности, как в городе. А эти люди хотят жить на селе и при этом иметь все плюсы жизни в городе. Очень много жалоб. Зачастую одна жалоба написана под копирку и рассылается везде. На воззвания жителей Западного обратила внимание омбудсмен Маргарита Павлова. Собрали всех ответственных и приехали в посёлок. Из жителей на встречу никто не пришел. А жалобы идут и идут. При этом в «Белом хуторе» принят и работает педиатр, завершен аукцион на автомобиль. Надеемся, что всё-таки будет полегче.

– Что бы вы пожелали своим коллегам в профессиональный праздник?

– Наша служба действительно тяжелая. Коллегам желаю здоровья, успехов, удовольствия от труда. Очень люблю свою профессию. Это самая благодарная профессия – ты видишь результат, ты помогаешь, приносишь добро людям.  Всяко может быть в жизни, семья может не сложиться, но, когда ты живешь и своим трудом приносишь пользу, ты не можешь не радоваться. Быть созидателем для человека – самое главное. Желаю, чтобы у всех это было.

Автор: Анна Махнина Фото: из архива "Сосновской нивы"
Материалы проектов
Сетевое издание "Сосновская нива" (16+) зарегистрировано в Роскомнадзоре 20.11.2019 г. Номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 – 77133. Учредитель: Автономная некоммерческая организация "Редакция газеты "Сосновская нива" Главный редактор: Махнина Анна Александровна +7(351)4452368 sosnovskayaniva@yandex.ru © АНО Редакция газеты Сосновская Нива 2015 - 2020 Создание и поддержка сайта vadalm@mail.ru

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

loader

Отправляя форму, Вы соглашаетесь с условиями политики конфиденциальности