30 сентября
Челябинская область, Сосновский район
Вы здесь: Главная / Проекты / К 75-летию Победы / Дневники Леонида Невзорова, жителя деревни Касарги
Дневники Леонида Невзорова, жителя деревни Касарги

Дневники Леонида Невзорова, жителя деревни Касарги

Леонид Невзоров во второй части своих дневников описывает жизнь в учебном военном лагере, в котором ему пришлось прослужить полгода. Леонид Иванович стал младшим командиром и получил звание младшего сержанта. Рассказчик без утайки повествует о быте солдат в учебном подразделении.

Военный лагерь под станцией Инза

Из воинского эшелона нас выгрузили и поставили в строй.

До военного лагеря шли пешком. Он находился в восьми километрах от станции. Увидели лагерь издалека. В нем были настроены казармы. В одну казарму входило 2 роты или 8 взводов.

В лагере нас выстроили в шеренги и стали распределять по ротам и взводам. Меня определили в 9 роту, четвертый взвод, 4 отделение. Командир взвода Белов, помощник взводного старший сержант Речкин.

Развели нас по казармам. В помещениях были наделаны двухъярусные нары. На них разместили на ночлег, выдали сухой паек.  В сухом пайке были сухари, консервы и чай. Утром следующего дня нас построили на линейку и объявили, что мы все пока в карантине. (Карантином старослужащие называли курс молодого бойца).

Отлучаться из лагеря без разрешения было нельзя. Чтобы выйти за ворота, нужно разрешение командира отделения или помкомвзвода. Самовольная отлучка считается дезертирством, и судить за это будет военный трибунал.

Неделю мы проработали в карантине.

Прощай гражданская жизнь

В субботу утром на линейке объявили, что вечером идем в баню и получаем обмундирование. Повели нас в баню. Вымыли. Повзводно мы получили нижнее белье и солдатское обмундирование. Оделись и себя не узнали.

Всю одежду гражданскую сдали старшине в каптёрку. А совсем какие лохмотья, те сожгли на костре. Настала солдатская жизнь, а мирная гражданская ушла от нас, от простых парней.

Первый месяц в армии

На следующий день нам объявили, что попали мы в первый учебный полк. И учить будут нас на младших командиров.

Первый месяц учебы был трудным, но потом попривыкли к солдатской жизни.

Солдат свою жизнь обустраивает сам. Старшина роты выдал нам наволочки для матрасов и подушек. Мы пошли на колхозное поле, набили наволочки соломой, потом зашили нитками. Получились матрасы и подушки. Разложили их на нары, каждый на свое место. Выдали нам простыни и одеяла. Каждый день постель нужно было заправлять. Заправлять нужно было по струнке. Трудно было с гражданки привыкать к солдатским порядкам и уставам. Но ничего, привыкли. Через месяц нам объявили, что мы принимаем присягу.

Присяга

Был выходной день. Командиры взводов раздали солдатам билетики. В них была напечатана солдатская присяга. Мы, солдаты, стали выходить по одному перед строем роты. Давали завещание от имени себя.

Клялись служить Родине честно, добросовестно. Потребуется от солдата кровь, отдать беспрепятственно. А если понадобится, то и саму жизнь для защиты Родины.

Строевые занятия

Военные занятия давались с большим трудом. Нужно было отработать строевую подготовку. Занятия проходили возле штаба полка. Шли строевым шагом с песнями под духовую музыку. Тут, солдат, не жалей своих ног, отдавай все, что есть. На смотре всегда присутствовал полковник штаба первого учебного полка. «Здравствуйте, товарищи курсанты!» – приветствовал нас полковник. Мы хором все отвечали.

Как жили крестьяне в Инзе

В полутора километрах от лагеря была расположена деревня Труслеевка. Там был базар. В выходные дни в увольнение ходили на базар, покупали картофельные лепешки. Кушали лепешки с молоком, если удавалось его купить.

Земля там песчаная. Без удобрения навозом ничего не вырастет. Крестьяне там жили бедно. Сеяли там обычно рожь. Крестьяне ходили в лаптях.

По другую сторону от военного лагеря был кирпичный завод и лесопильня. Расположен он был километрах в двух от лагеря. Деревня называлась Дубенки. С Дубенок мы носили кирпич и доски для строительства жилья для офицеров. Кирпичи и лес носили на себе. Дороги там для машин есть, но труднопроходимые. Их застилали досками.

Из леса носили дрова на себе. Для кухни в полку готовили, и грузили на машины, чтобы отправлять на станцию Инза. В лесах растет клен, вяз, орешник, дуб, ель, сосна, очень много рябины.

О солдатском бытье

Питание солдатское было неважное. Нужно было привыкнуть, да пояс на животе потуже подтягивать. Некоторые солдаты ходили по помойкам, собирали, что попадет под руку. Солдат за это наказывали гауптвахтой, потому что после такой пищи солдаты начинали болеть дизентерией, иногда умирали. Или были очень худы.

Про американские ботинки

Зима на сорок третий год была очень холодная. А у нас было летнее обмундирование: шинель, ботинки с обмотками, пилотки. Шапки выдали только в декабре. Солдаты очень часто обмораживали пальцы на ногах. И на занятия тогда не ходили. Обмороженные пальцы очень долго заживают. Однажды я у старшины роты попросил заменить ботинки. Он мне выдал ботинки американские, поношенные.  Подошва на них была очень толстая, пробитая гвоздочками. От этого ботинки были очень тяжелые. Я подошвы и каблуки по половине отрубил. Ботинки стали полегче. В холодный день после подъема я в ботинки положил соломенные стельки. Пошли на занятия, а ноги мерзнут. Окоченели. Я попросил у командира отделения разрешения переобуться. Выкинул стельки и побежал догонять свои взвод. Ноги у меня загорели. Почувствовал в них тепло.

Такие разные комбаты

Первый комбат у нас был пожилой. Старший лейтенант, фронтовик. Он нас, молодых солдат, жалел.

Зимой на стрелковом полигоне разрешал разводить костры. Мы в холодные дни разведем костер, греемся. Но этого комбата у нас убрали. Послали на фронт. Пришел к нам старший лейтенант. Хохол. Увидел, что мы на полигоне костер разожгли и говорит: «Это что же занятия у вас такие? Затушить костер!» И заставил заниматься строевой подготовкой. Этого старшего лейтенанта к нам поставили  комбатом.

Жизнь в казарме

Гоняли нас целыми днями. Утром подъем. Бежим в соседнюю казарму умываться. Там старослужащие то шапку сдернут, то хорошую шинель умыкнут. Да когда искать. На физзарядку строят и заставляют бегать. Бегали и зимой только в нательных рубахах.

За день так набегаешься, ноги гудят. А лежать не дают. Отбой только в 11 часов вечера. До отбоя на кровать даже не садись.

В казарме было два очага. Зимой их топили, но сушить белье и портянки не давали. Портянки сырые клали под простыню, чтобы они просохли, и ноги не очень сильно мерзли.

Денег у меня  с собой было немного. По первости их у меня украли. Солдат Соколов из 10 роты. Но я потом нашел гаманок и в нем хранил. А так были у меня только девичьи фотографии, что девушки в Касаргах надарили, когда меня в армию провожали.

Соколов этот не только у меня деньги украл. Он еще у одного солдата украл посылку из дома. Его сильно побили. Посылку отобрали и вернули тому солдату, который потерял.

Так прослужили мы шесть месяцев.

Младший сержант Невзоров

Прошло полгода нашей службы. Нам присвоили звание младших командиров. Мне присвоили звание младший сержант и дали две красные лычки на погоны. Дали красноармейскую книжку, в которой написали об окончании первого учебного полка. Погоны нам, солдатам, прицепили в битве под Сталинградом. Это было самое жестокое время. Солдаты первого учебного полка попали на фронт под Сталинград. Там много солдат погибло.  В Инзе осталась только рота. И в этой роте служил я.

Перед фронтом

Прожили мы зиму в военном лагере в Инзе. А весной туда прибыли новобранцы, пополнение 1925 года. Нам в июне объявили, что перебрасывают наш полк на станцию Барыш. Станция Барыш в 70 километрах от станции Инза. На новом месте под постой нам отвели конный двор. Солдаты быстро обустроили свое новое жилье. Рядом со станцией протекала небольшая речка. Мы на нее ходили купаться в выходные дни или после военных занятий. Теперь нас так не мучали, как в первые месяцы службы.

Утром просыпались, умывались и становились на зарядку. После зарядки был завтрак. Кормили хорошо. Потом мы приступали к занятиям. На занятиях только время вели.

Сначала до обеда, потом до ужина. Но летнее время прошло быстро. Пролетело два с половиной месяца. В конце августа сказали, что будут нас отправлять на фронт. В конце августа солдат стали готовить к отправке. 1 сентября пришла команда отправляться на станцию Барыш. Нам выдали сухой паек: сухари и американские консервы. В пути следования нас провожал лейтенант Уджухов. Командир роты.

Друг Иван Иргизов

После формирования роты  мы подружились с Иваном Иргизовым. У него недалеко от станции жила мать. Она и в Инзу приезжала к нему. Навещала сына.

За службу в одном взводе и одном отделении мы узнали друг друга ближе. Спали рядом, кушали из одного котелка. Если Иван не приходил на обед или ужин, я обязательно оставлял ему половину. Однажды на складе наше отделение делало уборку. Иван раздобыл несколько кусков хозяйственного мыла и спрятал в мусор на улице. Мы мыло продали гражданским и у нас появились деньги. Но деньги не пригодились. Иван их проиграл в карты, когда мы ехали на фронт. На передовой деньги не нужны.

Дорога на фронт

Поезд наш состоял из товарных вагонов. Народу было много из разных родов войск. Были и девчата медсанчасти. На больших остановках, если было солнечно, выходили из вагонов. Солдаты доставали баян. Кто-нибудь начинал играть на баяне.

Солдаты и девушки начинали плясать или петь песни, как будто ехали не на фронт.

Но поезд подавал гудок. И все солдаты и девчата бежали к своим вагонам. Многие запрыгивали уже на ходу. И все затихало. Было слышно, как стучат колеса и лязгают буферы вагонов.

Продолжение следует

Автор: Леонид Невзоров Фото: из открытых источников и личного архива автора
Последние новости
Сетевое издание "Сосновская нива" (16+) зарегистрировано в Роскомнадзоре 20.11.2019 г. Номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 – 77133. Учредитель: Автономная некоммерческая организация "Редакция газеты "Сосновская нива" Главный редактор: Махнина Анна Александровна +7(351)4452368 sosnovskayaniva@yandex.ru © АНО Редакция газеты Сосновская Нива 2015 - 2020 Создание и поддержка сайта vadalm@mail.ru

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

loader

Отправляя форму, Вы соглашаетесь с условиями политики конфиденциальности