27 апреля
+9 °C
Баннер
Челябинская область, Сосновский район
Вы здесь: Главная / Проекты / Мнение / Челябинский зритель не любит метаморфоз
Челябинский зритель не любит метаморфоз

Челябинский зритель не любит метаморфоз

На Челябинском кинофестивале был представлен фильм 2016 года "Метаморфозис". При открытии фестиваля некоторые знатоки кино пророчили фильму триумф и "золотого верблюда". Но жизнь показала, что фильм в Челябинске оценили чуть выше, чем "Аномию" Владимира Козлова. Что в фильме показывают: символы или картинки?

 

Куда же текла стальная река?

 Кинофестиваль «Полный артхаус» прошёл, но кино осталось. Осталось кино, о котором одни говорят – плохая поделка, другие – искусство. Приходится смотреть самому. И мало того, что смотреть, но ещё и разбираться в чувствах.

Очень хотелось оценить сразу. Но воздержался. Действительно, мы уже не в школе на уроке, когда требуется дать точный ответ на вопрос, что хотел показать автор произведением, осуждающим эпоху.

Искусство должно волновать и включать генератор переживаний. Это придумал кто-то другой, но я воспользовался.

 От этого существование фильма «Метаморфозис»  режиссёра Сергея Тарамаева, снятого по сценарию, написанному режиссёром в соавторстве с Любовью Львовой, (На кинофестивале фильм и представляли, как совместное творчество) не  становится однозначным.

Пусть мы не будем оценивать сам фильм, но не оценить глубину своего волнения и глубину переживаний я не могу. Вот и посмотрим на данную картину со стороны переживаний.

И вот вам первый ответ: «Да черт его знает, переживал я или не переживал? Волновался или нет?»

Я ждал. Первые кадры с тёмной текущей водой и музыкой, полагаю, написанной Андреем Дергачевым, возбудили интерес: что же это предрекает? Куда  течёт эта стальная река?

 За сто девять минут экранного времени на глазах зрителя должно произойти превращение хаоса в космос. Извращение миропорядка. Превращение человека в волка. Бунт детской души, втиснутой в оболочку взрослого мужчины, и превращение главного героя из агнеца божьего в злого дракона, ворующего детей. Женщины-матери в сексуально озабоченную тётку, способную на инцест. Старого мастера искусства, способного в оригинале цитировать Шекспира и петь французский шансон, в горького пьяницу? Метаморфоза современных ублюдков  в ещё больших современных ублюдков, видящих в искусстве доллары, а в социальной среде Садом и Гоморру? Какое из данных превращений должно взволновать и заставить переживать? Какое-то должно.

Потому что меня никто не неволил смотреть этот фильм. Видеть в Татьяне Витальевне, сыгранной Юлией Ауг, бабу, которую не хочется любить, не хочется нежно целовать, шептать на ночном балконе глупости, но хочется обладать ею со всей дозволительной и недозволительной порнографической фантазией. Вот тут метаморфоза чувствовалась.

А вот в отце Саши, гнусном богатее, в имении устраивающем  древнеримские вакханалии, никак не проявляющем в начале фильма интереса к своей дочери, кроме фразы, мол, тебе бы, дуре, школу закончить, а потом твори, что хочешь, метаморфоза не естественна. С чего это он вдруг прибегает среди ночи в дом музыканта с единственным подозрением: о сексуальной связи двадцатипятилетнего мужчины с одиннадцатилетней дочерью? Непонятно и не естественно. И чувств никаких, кроме, как упрек авторам: выдумали на пустом месте. Потому что от Саши Лолитой и не пахнет. Как от Сенина не пахнет Гумбольдтом. От Сенина пахнет мальчиком, восхищённым Женей Сеном, напуганным грубой физиологией матери и поражённым детской жестокостью девочки.  И нет для  Алексея красивых и прочных мостов. Все они разрушены, все они на грани гибели. И даже то последнее бревно, по которому герои перебираются на другую сторону реки, где им грезится иной мир, с большим кабинетом и стеклянными потомками, через которые будут видны звёзды, старое и корявое.

Прямо сейчас мне высказали другую точку зрения. Саша, одиннадцатилетняя стерва, властная до одури.

Может, я данную метаморфозу проглядел? Может, не понял. Не прочувствовал? Как не понял, почему девочка слушает Скрябина?

Взволновал меня один момент. Он промелькнул на экране в доли секунды. До определённого времени все возятся около искусства. Надо полагать – такая экзальтированная богема, для которой видеть, как жучка раздавили – душевная травма на всю жизнь. И вдруг в этой тонко устроенной среде, из уст старухи, курящей сигареты по-ахматовски, вырывается : «Да пошли вы все в жопу!»

Как мне показалось, именно с этой фразы началось крушение «чеховской идилии», где были дома с мезонином, вечерние посиделки, рассуждения о классической музыке, материнская любовь, детская привязанность.

 Современному миру, в котором  искусство содержат бандиты, следователи, (которые не угадываются никак) ловят не искусного музыканта , а педофила, глубоко плевать на переживания, волнения, чувства. В нём другие приоритеты.

Как и в фильме, в моём повествовании нет определённого финала. Я не могу сказать: «Этот фильм плохой!» – как и не могу сказать: «Отличный фильм!» Получается, что это фильм из ряда вон.

 Развлечения ждать нечего. Но и уйти, если начнёте смотреть, сразу не получится. И виноваты в этом актёры Егор Корешков, Евгений Ткачук, Юлия Ауг, Ёла Санько, Василиса Бернаскони,  показавшие людей из жизни, а не киношных персонажей. Дальше только персональные ощущения.

Автор: Владимир Бреднев
Комментарии (0)
Добавить комментарий
© АНО Сосновская Нива 2015 - 2017 Создание и поддержка сайта vadalm@mail.ru Старая версия сайта

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

loader