15 июля
Челябинская область, Сосновский район
Вы здесь: Главная / Проекты / Пригород 74 / Как волки нас чудом не съели. Рождественская история от читательницы "СН"
Как волки нас чудом не съели. Рождественская история от читательницы "СН"

Как волки нас чудом не съели. Рождественская история от читательницы "СН"

Читательница "Сосновской нивы" из Рощино рассказывает случай из своего детства. Она считает, что только вера спасла её с матерью от гибели.

Это произошло в 1943 году под Саткой. Стоял морозный декабрь. Накануне мама сходила к председателю артели и договорилась, чтобы нам дали лошадь – съездить «по сено».

Мы покормили лошадку теплым пойлом и сеном. Для себя взяли 50 граммов черного хлеба (хлеб выкупали только по карточкам) и отправились в путь.

Дорога предстояла с подъемами и спусками, расстояние 17 километров. Вот позади остался город. Начинался мелкий кустарник, ельник, сосняк.

Светало. Вдалеке темнело подножье горы Зюраткуль с сопкой. Вершины были покрыты снегом, и когда проглядывало скудное зимнее солнце, – вершины сверкали сказочной белизной.

Мы с мамой о чем-то разговаривали. И вдруг наш конь стал чихать и фыркать. Я смотрю вдаль, а метрах в пятидесяти, прижимаясь к лесу, параллельно нам бегут по снегу волки! Их было четыре или пять.

Я кричу:

– Мама, мама, смотри – волки!

– Бери ведро и стучи по ведру топором, – отвечает мама.

Я начинаю стучать по ведру. На какое-то время волки спрятались, но затем появились вновь. И так много раз – то появлялись, то пропадали. Я постоянно угощала их стуком по ведру, и так мы доехали до покоса.

Прогребли дорожку к стогу и стали укладывать сено на сани. Мама положила палки поперек саней. Воз сделали пошире, чтобы на раскатанной дороге не перевернуться. Мама подавала мне пласты сена, а я укладывала их вилами и утаптывала. Вместе затянули воз бастрыгом. Торопились – зимний день короток. А нам надо засветло проехать Черную речку (в ней всю зиму вода остаётся теплой).

Тут наш конь опять стал хрипеть и фыркать. Это волки подошли совсем близко, чтобы напасть на нас. Мама берет за уздечку коня, но он ни с места. Еще сильнее фыркает и хрипит. Мама дает мне уздечку в руки, а сама толкает воз сзади. Никак! Что мы только ни делали – гладили, упрашивали сойти с места, – конь замер. Тогда я даю ему кусочек хлеба (тот, что брали для себя), а он лизнул языком и опять стоит. Мама его понукнула:

– А ну пошел!

Фыркает и стоит. Мы из сил выбились, а время идет. Мама говорит:

– Волки совсем рядом, вот конь и не идет. Что делать?

У меня на глазах слезы. Плачу, уговариваю Сивого:

– Пойдем, миленький, домой, я тебя вкусно угощу – картошкой.

Все равно не идет. Мама просит меня:

– Доченька, молись!

– А кому молиться, мама?

– Какого святого знаешь, тому и молись.

Совсем плохи наши дела, страшно мне стало. А помню, когда я была лет четырех, то ходила со своей бабонькой Олей в наш Никольский храм, что на берегу пруда. Бабонька говорила мне, что правая сторона в церкви, как заходишь – мужская, и иконы святых. Вот я вспомнила, первая икона справа, и шепчу:

– Прошу, святой, помоги нам избавиться от волков и домой благополучно добраться!

Еще, еще молюсь своими словами. И тут вдруг мама говорит:

– Доченька, послушай, мне кажется, кто-то едет. Снег под полозьями скрипит. Беги скорее на дорогу, может, добрый человек.

Я бегу, бегу! – а возничий уже почти проезжает нас. Я кричу:

– Дяденька, дяденька, постой!!!

Он сказал «тпрууу», и лошадь остановилась. С саней бодро соскочил молодцеватый дед. В руках он держал кнут, и размахивая им, пошел к нашей лошади. Лицо его излучало любовь, а голубые глаза улыбались. Тулупчик был распахнут, на ногах валяные сапожки, а на голове необыкновенная шапочка. Только его такая шапочка – Спиридона.  Так сказала мне бабонька Оля, когда мы потом рассказали ей о случае с нами. Кудри седых волос обрамляли лицо, бородка  была кудрявая, до плеч. Шел он размашистым шагом. Спросил:

– Что тут у вас?

– Дяденька, у нас лошадь от стога не идет, фырчит, – говорю я.

Уже подходя к маме, он поздоровался и говорит:

– Что, лошадь не идет? Чужое сено забрали, вот и не идет?

А сам улыбается с хитринкой в бороду. Я ему и говорю:

– Что вы, дяденька! Мама все лето с моим братиком-грудничком жила на покосе, убирала сено, а я приносила им еду через день.

Перебросился с мамой несколькими словами, как бы шуткой. Подошел к Сивому, взял за уздечку – о чудо! – конь легко дернул воз с места, и дед вывел его на дорогу:

– Поезжайте с Богом.

Мне «дяденька» весь запомнился, до мелочей. Мама обратила внимание на шапочку на его голове. И сейчас вспоминаю, будто это было вчера. Столько теплоты было в его немногих словах, что они меня всю жизнь сопровождают и обогревают.

Потом только я догадалась, что то был Святитель преподобный отец наш Спиридон Чудотворец епископ Тримифунтский.

Автор: Зинаида Степановна Маркина, п. Рощино Фото: фото из свободных источников
Комментарии (1)
  • Оксана. Ханты-Мансийск С удовольствием прочитала, будто рядом с вами была. Прослезилась. Хорошая, добрая история
    15 января 2018, 00:18 Ответить
Добавить комментарий
Последние новости
© АНО Сосновская Нива 2015 - 2018 Создание и поддержка сайта vadalm@mail.ru Старая версия сайта

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

loader