25 февраля
Челябинская область, Сосновский район
Вы здесь: Главная / Проекты / Пригород 74 / С вершин Казбека и Эльбруса мир кажется намного красочнее
С вершин Казбека и Эльбруса мир кажется намного красочнее

С вершин Казбека и Эльбруса мир кажется намного красочнее

Житель Сосновского района Челябинской области Константин Царьков рассказал корреспонденту "Сосновской нивы" о том, как он поднимался на вершины Казбека и Эльбруса.

– Константин Викторович, когда вдруг возникло желание с равнины забраться в горы?

О мечте и первых шагах

Мечта была давно. Наверное, сразу после окончания школы было желание сходить в горы. Но что-то не складывалось, не получалось. И всё откладывалось на потом. Во взрослой жизни не встречалось единомышленников, кто бы болел горами. И вот лет десять назад на моём жизненном пути встретился Сергей Зубков. До его появления я был знаком только с нашими Уральскими горами, да и то с теми, где есть трассы для горных лыж. А Сергей предложил сходить в горы пешком и сделать это летом. Понятно, что вариантов могло быть два: мне понравится или мне не понравится. Мы пошли на Уреньгу. Я привык к жизненной круговерти, и некоторое время не мог осознать, что же изменилось? Что в мире не так? И только через несколько километров понял – мир здесь, на подъёме, среди сосновой чащи и камней звучит иначе. Потом мы вышли на останцы. Серые каменные  слоёные пироги, или сложенные в стопку книги. Скалы можно потрогать рукой. Внизу видна ленточка дороги и мелкие автомобили. Идём ещё выше. И вот мы на вершине первой горы. Смотрю на юг. Горизонт отодвинулся на сотни километров. И где-то в дымке, среди неимоверно синего неба теряются  зелёные сопки. Теперь самая любимая гора на Урале – Иремель. Характерная вершина, на которой я многому научился.

Скалы на реке Ай

На Иремель впервые ходил зимой. Был в походах и три, и шесть, и девять дней. Казалось, мечта сбылась. Я сходил в горы. Но люди, кто уже узнал тропы других гор, стали говорить про Казбек и Эльбрус. Теперь они иногда нашёптывают про семитысячники. И мечта продолжает жить. Нужно обязательно подняться на Пик Ленина и Пик Коммунизма. А там видно будет. Вдруг забрезжит Гималайский поход.

– Константин, как готовится  покоритель гор к зимнему походу?

Саяны

Кто-то скажет, что это нужно попробовать

Решиться на зимний поход не так-то просто. Без опытного человека, совершившего  не одно такое путешествие, не обойтись. Когда собираешь рюкзак сам, думаешь, что зимой тебе пригодится абсолютно всё, что тебя окружает в комфортной городской жизни. Можно такой вьюк соорудить, что и в горы не захочется идти. В рюкзаке, конечно, обязательно будут вещи, но они отобраны по максимуму своей необходимости. На случай, если кончились продукты или вдруг заблудился, обязателен неприкосновенный запас – три батончика «Сникерс» и спички. Все столовые приборы упакованы в ручку одного ножа, а вместо тридцати одёжек пара сухого термобелья и отличный спальник. В обжитых горах, таких, как наши Уральские, можно устроиться на базе и ходить по горам в течение дня. Но интерес пропадает. И ты идёшь на Иремель зимой, поднимаешься и ночуешь в палатке. Именно тогда ты чувствуешь первозданность природы, её необузданную силу. Черное небо с искорками звёзд, снег по пояс, молчаливый темный и непредсказуемый лес, в котором ещё живут медведи и волки, и где-то далеко малюсенькие огоньки деревни. Вот тут и понимаешь, ты – пылинка. И если не затоскует душа  в середине ночи от черноты мира, можно думать, что морально ты готов идти в другие горы.

– Какие страхи и радости были у вас в горах Кавказа?

У подножия Казбека

Когда не надёжны ни лёд, ни скала

В прошлом году мы отправились на Казбек. И я дошёл до вершины.

Этим летом целью стал Эльбрус. Команда была из нескольких человек, руководил экспедицией Сергей Зубков. Мы приехали в Терскол. Там обосновались и совершили несколько походов по ущельям, чтобы акклиматизироваться. Организм человека с равнинной местности не сразу готов работать в условиях высокогорья. Ему нужно привыкнуть. На пятый день снова спустились в долину. Середина июля. Солнце жарит в полную силу. Но всем известно, на горе не так тепло. Приняли решение перебазироваться в лагерь для восхождения. День ушел на это. Основная группа в планы восхождение на вершину Эльбруса не включала. Вся группа должна была добраться до отметки выше четырёх тысяч метров, устроить отдых, фотосессию, обозрение красот и возвращаться назад. Я же хотел подняться на вершину. С руководителем группы оговорили такой вариант.

Беру снаряжение и выхожу на тропу с группой из шести молодых людей, которые меня взяли в компанию. Небольшой ветерок и косой снег. Молюсь богу, чтобы пурга не разыгралась до шторма. Тогда восхождение не состоится.

Эльбрус

Если в горах застигает метель, ничего хорошего это не сулит. Как правило, исчезает видимость. И человек теряет ориентиры. Вокруг тебя пустыня. Куда ни бросишь взгляд – белая круговерть, обтекающая  только тебя. Звуков почти никаких. И тогда помогает только навигатор. Или  стараешься найти заветрие и пережидаешь пургу. Но современные телефоны, связанные со спутниками, отлично помогают. По навигатору можно отыскать направление движения.

К утру мы поднялись на высоту 5100, где начинается один из самых опасных участков – «Косая полка» (в простонародье участок называют «трупосборник»).

Пять утра. Забрезжил день. И вроде не так холодно. Термометр уверяет, что воздух остыл всего до минус восьми градусов. Из всех ущелий мгновенно поднялся туман. В горах туман осязаем. Его можно потрогать. Ты хорошо видишь, как его волна идёт к тебе, и за несколько метров до тебя от этой волны  протягивается  к твоему лицу сырое щупальце. Если один, впору подумать, что туман, поднявшийся из ущелья, не что иное, как дух гор. Но мы рады тому, что упал  ветер. Продвигаемся вверх. Ещё одна радость: недавно выпал снег, и тропа хорошо держит. Ноги не скользят на леднике.

Эльбрус, долина, +30°

Прошло часа два. За спиной сотни метров подъема. На отдыхе проводник вдруг одному из туристов задает вопрос: «Сколько будет, семь умножить на одиннадцать?» Но вместо ответа слышит невнятное: «Все равно дойду!» Мы вынуждены задержаться и решить, кто поведёт вниз тех, кто не может думать. Кислородное голодание и перенапряжение физических сил на подъёме сделали свое дело. У новичков – горнячка.

Продолжаем путь вчетвером. Идём ещё медленнее. Но вершина  уже близка. Восемь часов похода – и мы у цели. Ощущение непередаваемое. Ты смог. Ты зашел. Под тобой  плывут косматые снежные облака. Там, на середине пути, а, может быть, и на той тропе, по которой идут твои спутники, снег или дождь. А тут  уже небо. Кстати, не рекомендую на вершине вскидывать руки вверх или металлические предметы. На пяти тысячах метров молнии живут и не в облаках. Статическое электричество никто не отменял.

У нас был случай в позапрошлом году, когда группа готовилась к эвакуации пострадавшего от удара молнией. Альпинист вскинул альпеншток вверх и тут же получил разряд, прошивший тело. Товарищи, бывшие с ним, смогли спустить  его в лагерь, но донести до базы не могли. Ночью не мог к ним прийти вертолёт спасателей. И когда прозвучала просьба о помощи, польский альпинист и врач по профессии ушёл к лагерю. Это трудно и опасно. Но парень знал, что он один, если доберётся, сможет помочь пострадавшему. И помог. Поражённого молнией утром забрал вертолёт грузинского МЧС. И альпинист выжил. Это был наш земляк из Магнитогорска.

Эльбрус перед ледником

– Скажите, Константин, куда можно ещё отправиться в путешествие, где есть горы, но восхождения не сопряжены с такими трудностями и опасностями.

По Саянам до Байкала за ответом на вопрос «Зачем я хожу в горы?»

Менее экстремальное, но захватывающее путешествие я совершил по Саянам и на Байкал. Саяны не так высоки, но природа там совершенно первозданная. Во многих местах там вообще не ступала нога человека.

Байкал

Потом был Байкал. Если в Уральских горах на горизонте видишь синь неба, то на Байкале со скал берега видна на горизонте синь воды. Недаром народ сложил песню, где поётся «Славное море, священный Байкал».  На озере есть обжитые места, есть места, где присутствие человека  вызывающе противоестественно для окружающей природы. Но есть  такие дикие места, до которых цивилизация не доберётся ещё сто лет.

Эльбрус, июль 2019

Почему я хожу в такие походы и думаю, звать людей с собой? Потому что в нашем цивилизованном мире  чувствуется усталость мозгов. Они так напряжены, звенят, как струны. И в них напихано столько проблем, о которых мы думаем, что эти проблемы самые важные в жизни. Но стоит только попасть на горную тропу, выйти на берег такого величественного озера, вступить на ледник, обернуться назад и получить в лицо снежный заряд – все наши проблемищи, проблемы и проблемки становятся такими никчемными, мизерными и глупыми. Тело работает, тело говорит: «Хочу жить!» и эта тяга к жизни побеждает все остальные эмоции. Когда ты преодолел препятствия там, то в цивилизованной жизни препятствия преодолеваются куда проще. Я ещё не ответил на вопрос: «Зачем я хожу в горы?» И меня это радует. Потому что, думаю, а вдруг ответив, я больше на вершину не пойду. И жизнь  сразу потеряет море чувств и красок.

Эльбрус, долина

Автор: Владимир Бреднев Фото: фото из личного архива Константина Царькова
Последние новости
Сетевое издание "Сосновская нива" (16+) зарегистрировано в Роскомнадзоре 20.11.2019 г. Номер свидетельства ЭЛ № ФС 77 – 77133. Учредитель: Автономная некоммерческая организация "Редакция газеты "Сосновская нива" Главный редактор: Махнина Анна Александровна +7(351)4452368 sosnovskayaniva@yandex.ru © АНО Редакция газеты Сосновская Нива 2015 - 2020 Создание и поддержка сайта vadalm@mail.ru

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

loader

Отправляя форму, Вы соглашаетесь с условиями политики конфиденциальности